ТЕЛЕВИДЕНИЕ И РАДИОВЕЩАНИЕ

Реклама на сайте


Форум  / Глоссарий  / Энциклопедия  / Подписка  / Публикации  / iMag  / Объявления  / Журнал  / Медиакиты  / Мероприятия  / Услуги

Новости проекта

Слияния, поглощения

Назначения, кадры

Жизнь отрасли

Операторы доступа

Рекламный рынок

Контент

Закон и порядок


Карта активности

Энциклопедия

Исследование

Проекты и Решения

Стандарты

Объявления

Исторический календарь

Открытки


О журнале

Каталоги продукции

Спутниковая связь и вещание

Техника кино

Авторам!

Наши партнеры


Бесплатная подписка

Платная подписка

Контакты

Ссылки

Мероприятия

    Драма цветного телевидения (эпизоды выбора системы СЕКАМ) Часть 2

Реклама на сайте

В рубрику "Регулирование и стандарты" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Драма цветного телевидения

Эпизоды выбора системы СЕКАМ
Часть 2

Борис Певзнер
Бывший начальник лаборатории ВНИИТа, к.т.н., автор книг "Системы цветного телевидения" и др. (Пенсильвания, США)

В мире уже появились NTSC, SEC AM, PAL, заканчивалась разработка новой системы НИИР, когда Европе и СССР предстояло выбрать, какую же систему цветного телевещания принять

"Мнение докладчика или нечто большее?"

Шло строительство огромного Общесоюзного телецентра в Останкино, который должен был войти в строй к 50-летию Октябрьской революции. Пора было выбирать - ставить ли в него аппаратуру цветного телевидения или не ставить, и какой системы. И вот зимой 1965-1966 гг. было созвано совещание по выбору системы в Государственном комитете по науке и технике СССР, у только что назначенного его нового председателя академика В.А. Кириллина. Кажется, впервые в стране на столь высокий уровень руководства (Кириллин стал и зампредом Совета Министров СССР) был привлечен настоящий академик. Доклад должно было представить наше Министерство промышленности средств связи (МПСС), и для его подготовки, а главное, для выработки позиции было проведено несколько совещаний. На данном этапе активную роль играл зам. главного инженера ВНИИТа Виктор Тимофеевич Есин, который с августа 1964 г. сменил на этом посту И.П. Захарова и курировал вещательное телевидение. Директор ВНИИТ И.А. Рос-селевич полностью перепоручил Есину все дела по цветному ТВ, и когда директору пеняли, что он отсутствует на высоких совещаниях, где по должности ему полагалось бы быть (как, например, на упомянутом выше совещании в ГКНТ у Кириллина), он отвечал: "А для этого у меня есть Виктор Тимофеевич". Вторым, а может быть и первым, активным деятелем МПСС в этой области был Сергей Васильевич Нова-ковский - директор Московского телевизионного НИИ (МНИТИ), доктор наук, большой энтузиаст цветного телевидения. На предварительной встрече министр В.Д. Калмыков дал нам общую, но достаточно ясную ориентацию. О принятии системы NTSC не может быть и речи, не только ввиду ее восприимчивости к искажениям (по существующим линиям дальней связи, например в Ташкент, она приходит с почти полной потерей цвета), но и потому, что "как же мы можем принимать американскую систему, когда США ведут войну во Вьетнаме?!". (Он не сказал "ведут войну с нами", но все и так понимали, что в той стране американское оружие скрестилось с советским). Что касается системы PAL, то амплитудно-частотным искажениям она подвержена в той же мере, что NTSC, поэтому в Ташкент ее сигнал тоже придет обесцвеченным; к тому же ФРГ проводит по отношению к нам враждебную политику. Так что остается выбор между системами SECAM и НИИР.

Здесь уже начали высказывать свое мнение специалисты. СВ. Новаков-ский довольно резко высказался против системы НИИР. В.Т. Есин, насколько я помню, выступил, как обычно, очень осторожно. Мое мнение, которое было, по существу, общим мнением специалистов нашей лаборатории - И.Н. Денисенко, С.А. Шермана, Е.И. Довгера (мы между собой трактовали НИИР как ухудшенную версию системы PAL), тоже было не в пользу НИИР. Уже одно то, что в канале цветности эта система передавала в полтора раза меньше информации, чем PAL, обрекало ее на несколько худшие параметры. По амплитудно-частотным искажениям она была не лучше (если не хуже), чем NTSC и PAL, так что с Ташкентом была бы та же самая ситуация, а кроме того, она была еще плохо изучена и совершенно не испытана в полевых условиях, что при наличии очевидно "слабого места" - весьма малой амплитуды опорной поднесущей на ненасыщенных участках изображения -было опасно. Причем опасно именно для МПСС, которому предстояло разрабатывать весь комплекс этой аппаратуры и нести ответственность за его успешное внедрение. (Конечно, последнее соображение вслух не произносилось, как и то, что в случае принятия системы SECAM мы могли рассчитывать на техническую помощь французских фирм в ее внедрении.) В этой ситуации было решено выступить за систему SECAM, и ВНИИТу срочно подготовить соответствующий доклад. Доклад поручили писать мне. Его обсудили сначала у нас в лаборатории, потом в Москве в кабинете СВ. Новаковского, где уточнили последние детали, и оттуда мы сразу поехали на прием к министру. Обычно делается так: специалисты готовят доклад, а выступает с ним уже сам руководитель ведомства. Поэтому я был очень удивлен, когда после того как я зачитал доклад в кабинете министра, Валерий Дмитриевич Калмыков сказал мне: "Вот вы с ним и будете выступать в ГКНТ". Видимо, ему не хотелось так тесно связывать себя лично с этим щекотливым делом (и он оказался прав!), но мне тогда польстило его решение, и я наивно отнес это к качеству своего выступления. В огромном кабинете Председателя ГКНТ мне уже пришлось однажды бывать: вместе с И.А. Росселевичем на совещании у предыдущего Председателя комитета К.Н. Руднева в начале 1964 г. Тогда наш директор выступал с таким соображением: если можно не спешить с внедрением цветного ТВ, то надо принимать систему NTSC, а если надо спешить, то придется принимать SECAM. Но тогда это был только обмен мнениями, сейчас же предстояло принять решение, точнее - дать рекомендации правительству для его принятия. На совещании присутствовали министры, работники Совмина и аппарата ЦК. Я мало кого из них знал в лицо.

После того как я закончил доклад, все долго молчали, а затем Кириллин холодно задал вопрос в пространство: "Это точка зрения докладчика или это нечто большее?". В.Д. Калмыков встал и коротко ответил, что это точка зрения министерства. Тогда ко мне весьма эмоционально обратился министр связи Псурцев: "Вы же все время были против системы SECAM, почему вы теперь выступаете за нее?". Я ответил, что мы и сейчас продолжаем считать систему SECAM хуже, чем NTSC, но теперь мы поставлены перед выбором между нею и НИИР, и из этих двух предпочитаем SECAM. Я мог бы добавить, что он и сам раньше был за SECAM, а теперь стал против, но, естественно, промолчал. Выступавших было немного, и я запомнил Московского из аппарата ЦК КПСС (я его раньше не знал и, к сожалению, не помню его инициалов). Он горячо призывал всех поддержать отечественную систему, отстаивать советский приоритет. Технической стороны дела, которой и был посвящен доклад, никто вообще не обсуждал (не тот уровень), но в целом мнение явно складывалось в пользу системы НИИР. (Сейчас, когда вспоминаю ход того совещания и то, как Кириллин сразу с неодобрением отнесся к предложению МПСС, понимаю, что он уже был подготовлен: Псурцев, конечно же, заранее приезжал к нему.)

В заключение Кириллин решил создать комиссию экспертов для сравнения систем SECAM и НИИР. Возглавить ее он решил просить знаменитого среди радистов академика В.А. Котель-никова и тут же по телефону получил его согласие. Я был расстроен тем, что наша позиция не была принята, а главное, был уже так измотан многомесячными спорами о выборе системы, что тут же попросил Валерия Дмитриевича не включать меня в новую комиссию. Настаивать он не стал.

Нетрудно сравнивать разные системы по какому-то одному параметру. Например, в итальянской лаборатории произвели измерения чувствительности трех систем к ограничению полосы частот канала и определили, что НИИР лучше чем NTSC на 1,9 балла, a PAL -на 2,8 балла. Но когда системы сравниваются по всей совокупности их параметров, то решающее значение приобретает относительная важность, которую придают каждому параметру, его "весовой коэффициент", с которым его вводят в общую оценку, и здесь открывается поле для субъективности и ведомственного подхода. Специалисты МПСС отдали предпочтение системе SECAM, а комиссия академика Котель-никова на основании тех же технических данных сделала вывод в пользу системы НИИР.

В.Е. Теслер был окрылен этим решением и говорил мне: "Вот увидишь, сессия МККР в Осло примет единую систему для Европы, и это будет система НИИР!".

Советско-французские системы

Но, как вскоре стало ясно, ни авторитетные комиссии экспертов, ни даже совещания на столь высоком уровне, ничего не решают. Главные решения принимают на еще более высоком уровне и совсем по другим соображениям. Уже в июле того же 1966 г. в газете "Правда" появилось сообщение "Советско-французская система цветного телевидения", которое кратко информировало об одновременном принятии в СССР и Франции цветного телевидения "на основе системы SEKAM и ее стандарта". Естественно, что состоявшееся в том же году в Осло Пленарное заседание 11-й (телевизионной) Исследовательской комиссии Международного консультативного комитета по радио (МККР) не смогло, увы, принять единую систему цветного ТВ для Европы, и континент был разделен между системами PAL и SECAM.

Заместитель главного инженера нашего главка Давид Ефимович Айзенберг, старый работник радиопромышленности, человек весьма информированный и опытный, рассказывал мне: "Систему, по существу, выбрал наш посол во Франции Виноградов. Он решил, что надо положить на чашу весов эту уступку Франции. Оно того стоит", - и подкрепил эти слова энергичным жестом, словно швыряя что-то тяжелое. Деголлевская Франция в то время была единственной страной во всем "капиталистическом лагере", которая поддерживала хорошие отношения с СССР и имела с ним общие интересы, главным из которых был антиамериканизм. (Именно в том 1966 г. Франция вышла из военной организации НАТО). В этой ситуации SECAM была французским ответом на NTSC, и не зря в кругах специалистов ходила шутливая расшифровка ее названия: "Supreme Effort Contra America - Важнейшее усилие против Америки". Де Голль наградил изобретателя системы Анри де Франса орденом Почетного легиона.

Виноградов был не просто послом, но еще и личным другом де Голля. Одна немаловажная деталь, за достоверность которой я, однако, ручаться не могу. Работая в рамках СЭВ (Совета Экономической Взаимопомощи) по разработке стандарта на параметры уже принятой странами СЭВ системы SECAM, я был хорошо знаком с руководителем делегации ЧССР (которая, пожалуй, сильнее всех сопротивлялась принятию этой системы), весьма авторитетным специалистом Свободой. На банкете после очередного совещания в Москве Свобода, разговорившись со мною, рассказал, что продвигая систему SECAM, де Голль заботился не только о престиже Франции, но и о своем кармане, так как владельцем фирмы CFT, которой принадлежали патенты, был его родственник.

В официальном сообщении "Правды" система SECAM была названа "советско-французской" благодаря тому, что советская сторона положила на стол переговоров собственную систему -НИИР, предложив принять ее как совместную систему двух стран. Начались переговорные торги, в результате которых НИИР была названа SEKAM-4 (система SECAM тогда была на стадии 3-го варианта - SECAM-III), обе системы были названы "советско-французскими", и СССР получил права на патенты SECAM безвозмездно. Таким образом, система Теслера сыграла свою роль. Однако под занавес французы сделали хитрый ход: уже после заключения соглашения они ввели новый вариант системы SECAM-Шв, патенты на отличия которого уже не подпадали под соглашение. Вариант "Шв" оказался хуже, чем вариант "III": больше подвержен искажениям. Но было уже поздно.

История с системой НИИР на этом не закончилась, а дополнилась неожиданным приключением. В английском техническом журнале (скорее всего, это был Proceeding IEE за 1966 или 1967 г., к сожалению, уточнить это мне теперь не удается) появилась статья Мак-Диармида, того самого, который был на Шаболовке при демонстрации системы PAL. Он писал, что его аспирант года за два до появления НИИР предложил систему цветного телевидения, весьма похожую на систему Теслера. Но он, Мак-Диар-мид, считая, что с новой системой выступать уже поздно, не дал ему согласия на публикацию. Поскольку теперь с такой же системой выступили русские, он публикует это старое предложение. И далее следовало детальное описание, похожее на то, которое впервые поступило на отзыв во ВНИ-ИТ, и даже с теми же ошибками. Статья имела очень странный заголовок - "From Russia, with Love" ("Из России с любовью"). Но знающие люди объяснили, что это название романа английского писателя Яна Флемминга о супершпионе Джеймсе Бонде и фильма по этому роману, вышедшего на экраны в 1963 г., в котором идет речь о борьбе Бонда с советскими шпионами. То есть Мак-Диармид недвусмысленно давал понять: русские украли у них эту систему. Теслер возмущенно отрицал все обвинения англичанина. Я лично считаю, что В.Е. Теслер изобрел свою систему самостоятельно, так как был вполне к этому готов (тем более, что помню, как он заявил об этом Шерману), но допускаю, что если к нему действительно попало описание системы из Англии, он как-то использовал его при оформлении своего предложения. Мой начальник лаборатории Игорь Денисенко, которого я уже не раз вспоминал в этом очерке, даже придумал вероятную схему передачи материалов: X - Y - Теслер. В те годы в Лондоне в Посольстве СССР работал бывший сотрудник нашего института X. В это же время В.Е. Теслер руководил дипломным проектом у Y, начальника одной из контор Внешторга, который заочно заканчивал институт. X отлично знал нашу тематику, Y часто ездил в Лондон, так что версия Денисенко могла бы иметь под собой основания. Но, повторяю, в приоритете Теслера я не сомневался. На эту тему судачили в узком кругу специалистов, но недолго, так как доказательств не было, да и вопрос потерял свою актуальность, поскольку системы уже были выбраны.

Последняя наивная попытка

Время быстро показало, как ненадежно базироваться в технике на политических альянсах. После чехословацких событий 1968 г. отношения с Францией ухудшились, а в 1969 г. президентство де Голля закончилось. В том же году канцлером ФРГ стал Вилли Брандт, который провозгласил "Новую восточную политику" и резко улучшил отношения с СССР. Случилось бы это года на три раньше!

Начав практическое внедрение системы СЕКАМ (после ее принятия в СССР это название стали писать по-русски), наши инженеры столкнулись с такими недостатками, которые "почему-то" не проявлялись при многочисленных демонстрациях, проводившихся французами. Крупнейшим из них было появление сильных помех в изображении при сложных условиях передачи или при перезаписи. Они проявлялись на резких цветовых переходах в виде мелькающих ярких полосок (мы называли их "серебряными рыбками") и стали буквально бичом системы СЕКАМ. Конечно, здесь была и наша вина - следовало теоретически ожидать этого, зная о присущем частотной модуляции эффекте "захвата сигнала сильной помехой", и потребовать от французских инженеров смоделировать эти сложные условия при испытаниях. Может, если бы кто-нибудь из наших ведущих специалистов и "поварился бы" как следует в этих испытаниях, поработал бы во французских лабораториях, то эти дефекты обнаружились бы своевременно. Но в "капстраны" посылали в основном начальников, в такие тонкости не входивших (во всяком случае, из ВНИИТа ни я, ни С.А. Шерман во Франции не были ни разу). Обычно ездил наш заместитель главного инженера В.Т. Есин (его друзья даже говорили в шутку, что СЕКАМ - это "Система Есинских КАМандировок"). Еще хорошо, что ездил Есин, он хотя бы хорошо освоил нашу тематику. Я помню, как послали другого зам. главного инженера - Чистякова - в Японию знакомиться с цветным ТВ. Он курировал конструкторов, то есть специалистом по телевидению не был, и после своей поездки даже не стал встречаться с сотрудниками нашего отдела, чтобы рассказать о том, что там видел. Таких случаев было немало. Можно бросить себе и другой упрек - а вдруг НИИР оказалась бы действительно лучше, чем СЕКАМ? Но если бы стали практически внедрять НИИР, то и она, несомненно, обнаружила бы скрытые дефекты. Кроме того, в этом случае Европа была бы разделена не двумя, а тремя системами, что ухудшило бы ситуацию, когда пришло время многостандартных приемников и видеодисков.

В 1975 г. было широко объявлено о предстоящем в Хельсинки Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе. Молодой инженер нашей лаборатории Анатолий Иванович Гулин высказал интересную идею: чтобы Советский Союз предложил на этом совещании принять вместо SECAM систему PAL в качестве своего вклада в сотрудничество и призвал Францию поступить так же, чтобы сделать PAL единой европейской системой цветного телевидения. Я сделал наивную попытку "протолкнуть" эту идею, и, не спрашивая начальство, написал личное письмо зампреду ГКНТ Гвишиани. Он был единственный человек, с которым я был знаком лично, из тех, кто мог бы повлиять на решение по этому вопросу. С этого я и начал: "Память о встречах с Вами на демонстрациях систем цветного ТВ позволяет мне обратиться к Вам с этим письмом". Дальше я излагал предложение, подкрепив его сжатым изложением технических недостатков одной системы и достоинств другой, указывая, что внедрение системы СЕКАМ в нашей стране только началось, парк приемников еще очень мал и заменить его вполне реально. Никакого ответа на свое письмо я не получил, но через некоторое время зам. главного инженера В.Т. Есин слегка пожурил меня за нарушение субординации и своевольное обращение в высокую инстанцию. Более строгого наказания не последовало, так как, видимо, и он, и вышестоящие начальники (Гвишиани отправил мое письмо нашему министру - разбираться) были в душе согласны с этим предложением. А я ругал себя за неопытность и нерешительность - надо было писать прямо Министру иностранных дел, вот тогда, быть может, был бы другой результат.

Систему SECAM приняли две группы стран в мире - СССР со всеми странами "социалистического блока" (кроме Кубы) и Франция с зависившими от нее странами, в основном - ее бывшими колониями, странами французского языка. На политической карте мира система SECAM стала четким индикатором принадлежности страны к сферам влияния Франции и СССР. Особенно показательно, что после распада СССР его бывшие сателлиты в Европе вместо системы SECAM приняли PAL. Теперь на сайтах Интернета система PAL значится не только в Польше, Чехии, Словакии, Болгарии, Венгрии и Румынии, но даже и в Литве, Латвии и Эстонии. Отказ от SECAM стал для этих стран как бы еще одним актом избавления от давившей на них тоталитарной системы.

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #7, 2007
Посещений: 10912


  Автор
Борис Певзнер

Борис Певзнер

Эксперт

Всего статей:  2

В рубрику "Регулирование и стандарты" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций


Обсуждение

Автор: Николай Иванов, | 11-12-2017 03:18

Не могу поверить что это писал Певзнер! В статье допущены ошибки не позволительные спецу подобного уровня! Система НТСЦ восприимчива к фазовым искажениям, а не к каким-то абстрактным амплитудно-частотным, система ПАЛ в свою очередь лишена этих недостатков, главным образом изменением фазы от строки к строке на 180 гр., что зашифровано в её названии (Phase Alternaton Line).
Система СЕКАМ действительно более совершенная с точки зрения совместимого с ЧБ Тв изображения, так как не теряет информацию о цвете и не создает помех на черно-белом изображении в отличии от ПАЛ и НТСЦ, это и есть главная причина выбора этой системы для вещания в СССР и во множестве советских книжек это подробно описано.

Обсуждение на форуме


Добавить комментарий

Автор:
Компания:
E-mail:
Уведомлять о новых сообщениях в этой теме да
нет
Текст сообщения:
Введите код:









Реклама на сайте


Вызов консультанта


Регулирование и стандарты
Оборудование и технологии
Экономика и менеджмент
Контент
Новые продукты
Гуманитарные технологии
Оборудование для передачи сигнала
Профессиональное HDTV-производство
Малобюджетное производство в HD-формате



Социальная реклама


Rambler's Top100

Яндекс цитирования


Бесплатная подписка | Форум | Контакты | Ссылки | Реклама на сайте

Copyright © 2003-2013, ООО "ГРОТЕК"
Использование материалов сайта возможно при указании активной гиперссылки на главную страницу этого сайта. Ссылка должна выглядеть так: Broadcasting.Ru.